Сказка Крокодил — Корней Чуковский


Часть первая

 

Жил да был
Крокодил.
Он по улицам ходил,
Папиросы курил,
По-турецки говорил, —
Крокодил, Крокодил Крокодилович!

 

А за ним-то народ
И поёт и орёт:
— Вот урод так урод!
Что за нос, что за рот!
И откуда такое чудовище?

 

Гимназисты за ним,
Трубочисты за ним,
И толкают его,
Обижают его;
И какой-то малыш
Показал ему шиш,
И какой-то барбос
Укусил его в нос,-
Нехороший барбос, невоспитанный.

 

Оглянулся Крокодил
И барбоса проглотил,
Проглотил его вместе с ошейником.

 

Рассердился народ,
И зовёт и орёт:
— Эй, держите его,
Да вяжите его,
Да ведите скорее в полицию!

 

Он вбегает в трамвай,
Все кричат: — Ай-ай-ай! —
И бегом,
Кувырком,
По домам,
По углам:
— Помогите! Спасите! Помилуйте!

 

Подбежал городовой:
— Что за шум? Что за вой?
Как ты смеешь тут ходить,
По-турецки говорить?
Крокодилам тут гулять воспрещается.

 

Усмехнулся Крокодил
И беднягу проглотил,
Проглотил с сапогами и шашкою.

 

Все от страха дрожат,
Все от страха визжат.
Лишь один
Гражданин
Не визжал,
Не дрожал —
Это доблестный Ваня Васильчиков.

 

Он боец,

Молодец,
Он герой
Удалой:
Он без няни гуляет по улицам.

 

Он сказал: — Ты злодей,
Пожираешь людей,
Так за это мой меч —
Твою голову с плеч! —
И взмахнул своей саблей игрушечной.

 

И сказал Крокодил:
— Ты меня победил!
Не губи меня, Ваня Васильчиков!
Пожалей ты моих крокодильчиков!
Крокодильчики в Ниле плескаются,
Со слезами меня дожидаются.
Отпусти меня к деточкам, Ванечка,
Я за то подарю тебе пряничка.

 

Отвечал ему Ваня Васильчиков:
— Хоть и жаль мне твоих крокодильчиков,
Но тебя, кровожадную гадину,
Я сейчас изрублю, как говядину.
Мне, обжора, жалеть тебя нечего:
Много мяса ты съел человечьего.

 

И сказал Крокодил:
— Всё, что я проглотил,
Я обратно отдам тебе с радостью!

 

И вот живой
Городовой
Явился вмиг перед толпой:
Утроба Крокодила
Ему не повредила.

 

И Дружок
В один прыжок
Из пасти Крокодила
Скок!
Ну от радости плясать,
Щёки Ванины лизать.

 

Трубы затрубили!
Пушки запалили!
Очень рад Петроград —
Все ликуют и танцуют,
Ваню милого целуют,
И из каждого двора
Слышно громкое «ура».
Вся столица украсилась флагами.

 

Спаситель Петрограда
От яростного гада,
Да здравствует Ваня Васильчиков!

 

И дать ему в награду
Сто фунтов винограду,
Сто фунтов мармеладу,
Сто фунтов шоколаду
И тысячу порций мороженого!

 

А яростного гада
Долой из Петрограда!
Пусть едет к своим крокодильчикам!

 

Он вскочил в аэроплан
Полетел, как ураган,
И ни разу назад не оглядывался,
И домчался стрелой
До сторонки родной,
На которой написано: «Африка».

 

Прыгнул в Нил
Крокодил,
Прямо в ил
Угодил,
Где жила его жена Крокодилица,
Его детушек кормилица-поилица.

 

 

Часть вторая

Говорит ему печальная жена:
— Я с детишками намучилась одна:
То Кокошенька Лёлёшеньку разит,
То Лёлёшенька Кокошеньку тузит.
А Тотошенька сегодня нашалил:
Выпил целую бутылочку чернил.
На колени я поставила его
И без сладкого оставила его.
У Кокошеньки всю ночь был сильный жар:
Проглотил он по ошибке самовар, —
Да, спасибо, наш аптекарь Бегемот
Положил ему лягушку на живот -.
Опечалился несчастный Крокодил
И слезу себе на брюхо уронил:
— Как же мы без самовара будем жить?
Как же чай без самовара будем пить?

 

Но тут распахнулися двери,
В дверях показалися звери:
Гиены, удавы, слоны,
И страусы, и кабаны,
И Слониха,
Щеголиха,
Стопудовая купчиха,
И Жираф —
Важный граф,
Вышиною с телеграф, —
Всё приятели-друзья,
Всё родня и кумовья.
Ну соседа обнимать,
Ну соседа целовать:
— Подавай-ка нам подарочки заморские!

 

Отвечает Крокодил:
— Никого я не забыл,
И для каждого из вас
Я подарочки припас!
Льву —
Халву,
Мартышке —
Коврижки,
Орлу —
Пастилу,
Бегемотику —
Книжки,
Буйволу — удочку,
Страусу — дудочку,
Слонихе — конфет,
А Слону — пистолет…

 

Только Тотошеньке,
Только Кокошеньке
Не подарил
Крокодил
Ничегошеньки.

 

 

Плачут Тотоша с Кокошей:
— Папочка, ты нехороший!
Даже для глупой Овцы
Есть у тебя леденцы.
Мы же тебе не чужие,
Мы твои дети родные,
Так отчего, отчего
Ты нам не привёз ничего?

 

Улыбнулся, засмеялся Крокодил:
— Нет, проказники, я вас не позабыл:
Вот вам ёлочка душистая, зелёная,
Из далёкой из России привезённая,
Вся чудесными увешана игрушками,
Золочёными орешками, хлопушками.
То-то свечки мы на ёлочке зажжём,
То-то песенки мы ёлочке споём:
«Человечьим ты служила малышам,
Послужи теперь и нам, и нам, и нам!»

 

Как услышали про ёлочку слоны,
Ягуары, павианы, кабаны,
Тотчас за руки
На радостях взялись
И вкруг ёлочки
Вприсядку понеслись.
Не беда, что, расплясавшись, Бегемот
Повалил на Крокодилицу комод,
И с разбегу круторогий Носорог
Рогом, рогом зацепился за порог.
Ах, как весело, как весело Шакал
На гитаре плясовую заиграл!
Даже бабочки упёрлися в бока,
С комарами заплясали трепака.
Пляшут чижики и зайчики в лесах,
Пляшут раки, пляшут окуни в морях,
Пляшут в поле червячки и паучки,
Пляшут божии коровки и жучки.

 

Вдруг забили барабаны,
Прибежали обезьяны:
— Трам-там-там! трам-там-там!
Едет к нам Гиппопотам».
— К нам —
Гиппопотам?!»

 

 

— Сам —
Гиппопотам ?!»
— Там —
Гиппопотам?!»

 

 

Ах, какое поднялось рычанье,
Верещанье, и блеянье, и мычанье!
«Шутка ли, ведь сам Гиппопотам
Жаловать сюда изволит к нам!»

 

 

Крокодилица скорее убежала
И Кокошу и Тотошу причесала.
А взволнованный, дрожащий Крокодил
От волнения салфетку проглотил.
А Жираф,
Хоть и граф,
Взгромоздился на шкаф,
И оттуда
На верблюда
Вся посыпалась посуда!

 

 

А змеи
Лакеи
Надели ливреи,
Шуршат по аллее,
Спешат поскорее
Встречать молодого царя!

 

И Крокодил на пороге
Целует у гостя ноги:
— Скажи, повелитель, какая звезда
Тебе указала дорогу сюда? —

 

 

И говорит ему царь: — Мне вчера донесли обезьяны,
Что ты ездил в далёкие страны,
Где растут на деревьях игрушки
И сыплются с неба ватрушки,
Вот и пришёл я сюда о чудесных игрушках послушать
И небесных ватрушек покушать.

 

 

И говорит Крокодил:
— Пожалуйте, ваше величество!
Кокоша, поставь самовар!
Тотоша, зажги электричество!

 

И говорит Гиппопотам:
— О Крокодил, поведай нам,
Что видел ты в чужом краю,
А я покуда подремлю».

 

И встал печальный Крокодил
И медленно заговорил:

 

— Узнайте, милые друзья,
Потрясена душа моя.
Я столько горя видел там,
Что даже ты, Гиппопотам,
И то завыл бы, как щенок,
Когда б его увидеть мог.
Там наши братья, как в аду —
В Зоологическом саду.

 

О, этот сад, ужасный сад!
Его забыть я был бы рад.
Там под бичами сторожей
Немало мучится зверей,
Они стенают, и ревут,
И цепи тяжкие грызут,
Но им не вырваться сюда
Из тесных клеток никогда.

 

Там слон — забава для детей,
Игрушка глупых малышей.
Там человечья мелюзга
Оленю теребит рога
И буйволу щекочет нос,
Как будто буйвол — это пёс.
Вы помните, меж нами жил
Один весёлый крокодил…
Он мой племянник. Я его
Любил, как сына своего.
Он был проказник, и плясун,
И озорник, и хохотун,
А ныне там передо мной,
Измученный, полуживой,
В лохани грязной он лежал
И, умирая, мне сказал:
«Не проклинаю палачей,
Ни их цепей, ни их бичей,
Но вам, предатели друзья,
Проклятье посылаю я.
Вы так могучи, так сильны,
Удавы, буйволы, слоны,
Мы каждый день и каждый час
Из наших тюрем звали вас
И ждали, верили, что вот
Освобождение придёт,
Что вы нахлынете сюда,
Чтобы разрушить навсегда
Людские, злые города,
Где ваши братья и сыны
В неволе жить обречены!» —
Сказал и умер.
Я стоял
И клятвы страшные давал
Злодеям-людям отомстить
И всех зверей освободить.
Вставай же, сонное зверьё!
Покинь же логово своё!
Вонзи в жестокого врага
Клыки, и когти, и рога!

 

Там есть один среди людей —
Сильнее всех богатырей!
Он страшно грозен, страшно лют,
Его Васильчиков зовут,
И я за голову его
Не пожалел бы ничего!

 

Ощетинились зверюги и, оскалившись, кричат:
«Так веди нас за собою на проклятый Зоосад,
Где в неволе наши братья за решётками сидят!
Мы решётки поломаем, мы оковы разобьём,
И несчастных наших братьев из неволи мы спасём.
А злодеев забодаем, искусаем, загрызём!»

 

Через болота и пески
Идут звериные полки,
Их воевода впереди,
Скрестивши руки на груди.
Они идут на Петроград,
Они сожрать его хотят,
И всех людей,
И всех детей
Они без жалости съедят.
О бедный, бедный Петроград!

 

 

Часть третья

Милая девочка Лялечка!
С куклой гуляла она
И на Таврической улице
Вдруг увидала Слона.

 

Боже, какое страшилище!
Ляля бежит и кричит.
Глядь, перед ней из-под мостика
Высунул голову Кит.

 

Лялечка плачет и пятится,
Лялечка маму зовёт…
А в подворотне на лавочке
Страшный сидит Бегемот.

 

Змеи, шакалы и буйволы
Всюду шипят и рычат.
Бедная, бедная Лялечка!
Беги без оглядки назад!

 

Лялечка лезет на дерево,
Куклу прижала к груди.
Бедная, бедная Лялечка!
Что это там впереди?

 

Гадкое чучело-чудище
Скалит клыкастую пасть,
Тянется, тянется к Лялечке,
Лялечку хочет украсть.

 

Лялечка прыгнула с дерева,
Чудище прыгнуло к ней,
Сцапало бедную Лялечку
И убежало скорей.

 

А на Таврической улице
Мамочка Лялечку ждёт:
— Где моя милая Лялечка?
Что же она не идёт?

 

Дикая Горилла
Лялю утащила
И по тротуару
Побежала вскачь.

 

Выше, выше, выше,
Вот она на крыше,
На седьмом этаже
Прыгает, как мяч.

 

На трубу вспорхнула,
Сажи зачерпнула,
Вымазала Лялю,
Села на карниз.

 

Села, задремала,
Лялю покачала
И с ужасным криком
Кинулася вниз.

 

Закрывайте окна, закрывайте двери,
Полезайте поскорее под кровать,
Потому что злые, яростные звери
Вас хотят на части, на части разорвать!

 

Кто, дрожа от страха, спрятался в чулане,
Кто в собачьей будке, кто на чердаке…
Папа схоронился в старом чемодане,
Дядя под диваном, тётя в сундуке.

 

Где найдётся такой
Богатырь удалой,
Что побьёт крокодилово полчище?

 

Кто из лютых когтей
Разъярённых зверей
Нашу бедную Лялечку вызволит?

 

]Где же вы, удальцы,
Молодцы-храбрецы?
Что же вы, словно трусы, попрятались?

 

Выходите скорей,
Прогоните зверей,
Защитите несчастную Лялечку!

 

Все сидят, и молчат,
И, как зайцы, дрожат,
И на улицу носа не высунут!

 

Лишь один гражданин
Не бежит, не дрожит —
Это доблестный Ваня Васильчиков.

 

Он ни львов, ни слонов,
Ни лихих кабанов
Не боится, конечно, ни капельки!

 

Они рычат, они визжат,
Они сгубить его хотят,
Но Ваня смело к ним идёт
И пистолетик достаёт.

 

Пиф-паф! — и яростный Шакал
Быстрее лани ускакал.

 

Пиф-паф — и Буйвол наутёк,
За ним в испуге Носорог.

 

Пиф-паф! — и сам Гиппопотам
Бежит за ними по пятам.

 

И скоро дикая орда
Вдали исчезла без следа.

 

И счастлив Ваня, что пред ним
Враги рассеялись, как дым.

 

Он победитель! Он герой!
Он снова спас свой край родной.

 

И вновь из каждого двора
К нему доносится «ура».

 

И вновь весёлый Петроград
Ему подносит шоколад.

 

Но где же Ляля? Ляли нет!
От девочки пропал и след!

 

Что, если жадный Крокодил
Её схватил и проглотил?

 

Кинулся Ваня за злыми зверями:
— Звери, отдайте мне Лялю назад!-
Бешено звери сверкают глазами,
Лялю отдать не хотят.

 

— Как же ты смеешь, — вскричала Тигрица,
К нам приходить за сестрою твоей,
Если моя дорогая сестрица
В клетке томится у вас, у людей!

 

Нет, ты разбей эти гадкие клетки,
Где на потеху двуногих ребят
Наши родные мохнатые детки,
Словно в тюрьме, за решёткой сидят!

 

В каждом зверинце железные двери
Ты распахни для пленённых зверей,
Чтобы оттуда несчастные звери
Выйти на волю могли поскорей!

 

Если любимые наши ребята
К нам возвратятся в родную семью,
Если из плена вернутся тигрята,
Львята с лисятами и медвежата —
Мы отдадим тебе Лялю твою.

 

Но тут из каждого двора
Сбежалась к Ване детвора:

 

— Веди нас, Ваня, на врага,
Нам не страшны его рога!;

 

И грянул бой! Война! Война!
И вот уж Ляля спасена.

 

И вскричал Ванюша:
— Радуйтеся, звери!
Вашему народу
Я даю свободу,
Свободу я даю!

 

Я клетки поломаю,
Я цепи разбросаю,
Железные решётки
Навеки разобью!

 

Живите в Петрограде,
В уюте и прохладе,
Но только, бога ради,
Не ешьте никого:

 

Ни пташки, ни котёнка,
Ни малого ребёнка,
Ни Лялечкиной мамы,
Ни папы моего!

 

Да будет пища ваша —
Лишь чай да простокваша
Да гречневая каша
И больше ничего.

 

(Тут голос раздался Кокоши:
— А можно мне кушать калоши? —
Но Ваня ответил: — Ни-ни,
Боже тебя сохрани.)

 

— Ходите по бульварам,
По лавкам и базарам,
Гуляйте, где хотите,
Никто вам не мешай!

 

Живите вместе с нами,
И будемте друзьями:
Довольно мы сражались
И крови пролили!

 

Мы ружья поломаем,
Мы пули закопаем,
А вы себе спилите
Копыта и рога!

 

Быки и носороги,
Слоны и осьминоги,
Обнимемте друг друга,
Пойдёмте танцевать!

 

И наступила тогда благодать:
Некого больше лягать и бодать.

 

Смело навстречу иди Носорогу —
Он и букашке уступит дорогу.

 

Вежлив и кроток теперь Носорог:
Где его прежний пугающий рог!

 

Вон по бульвару гуляет тигрица —
Ляля ни капли её не боится:

 

Что же бояться, когда у зверей
Нету теперь ни рогов, ни когтей!

 

Ваня верхом на Пантеру садится
И, торжествуя, по улице мчится.

 

Или возьмёт оседлает Орла
И в поднебесье летит как стрела.

 

Звери Ванюшу так ласково любят,
Звери балуют его и голубят.

 

Волки Ванюше пекут пироги,
Кролики чистят ему сапоги.

 

По вечерам быстроглазая Серна
Ване и Ляле читает Жюль Верна.

 

А по ночам молодой Бегемот
Им колыбельные песни поёт.

 

Вон вкруг Медведя столпилися детки
Каждому Мишка даёт по конфетке.

 

Счастливы люди, и звери, и гады,
Рады верблюды, и буйволы рады.

 

Нынче с визитом ко мне приходил —
Кто бы вы думали? — сам Крокодил.

 

Я усадил старика на диванчик,
Дал ему сладкого чаю стаканчик.

 

Вдруг неожиданно Ваня вбежал
И, как родного, его целовал.

 

Вот и каникулы! Славная ёлка
Будет сегодня у серого Волка.

 

Много там будет весёлых гостей.
Едемте, дети, туда поскорей!

 

Корней Чуковский